Официальный сайт Новосибирской Митрополии Русской Православной Церкви
По благословению Митрополита Новосибирского и Бердского НИКОДИМА

Время Патриарха Тихона

Время Патриарха Тихона

Из истории гонений на веру и Церковь Христову в XX веке

Выдержки из книги Феликса Разумовского «1917: Переворот? Революция? Смута? Голгофа!»

Поместный собор 1917 года

Мы хорошо знаем, как будут развиваться события после февраля 1917-го. Что сделается с народом. И как рухнут обманутые надежды. Революция обернётся кровавой смутой, которая сметёт всё: русскую государственность, русскую власть, русское общество. Всё обратится в руины. Но Церковь, Русская Православная Церковь выстоит. И это поистине удивительно.

Ведь что мы видим? Как бы ни заблуждались политики или даже умнейшие учёные люди интеллектуалы, как бы ни заблуждались отдельные члены Церкви, её пастыри, даже архипастыри... Несмотря ни на что, Церковь стремительно укрепляется. Громадный церковный корабль и тайно, и явно готовился к шторму. В августе 1917 года в Москве открылся Поместный Собор Российской Православной Церкви.

В официальной истории советского времени о созыве и деятельности Собора не упоминалось. Люди «неверующей мысли» считали Собор чем-то малозначительным и к тому же мешающим правильному восприятию монументальной картины революционной эпохи. Главной темой этой насквозь мифологизированной картины было отречение «от старого мира». От его идеалов, от его веры и его святынь. Тогда как деятельность церковного Собора свидетельствовала о другой реальности: не об отречении, но о возвращении. Речь шла именно о возвращении к религиозной жизни, религиозному опыту и религиозной мысли. Иного пути преодолеть смуту ни тогда, ни прежде не существовало. В этой исторической перспективе открывшийся в 1917 году Собор приобретает особое, исключительное значение и смысл. И мы снова и снова обращаемся к столь значимому историческому событию, укрепившему Церковь накануне нескончаемых и жестоких большевистских гонений.

...Собор открылся в праздничный день Успения Пресвятой Богородицы. Этот день был днём сугубой молитвы. Епископы, прибывшие на Собор, совершили Литургию в тридцати двух храмах Москвы. Затем было молебствие на Красной площади. Там собрались крестные ходы из многочисленных московских храмов и монастырей.

Заседание Собора состоялось на следующий день, 16 августа, в Храме Христа Спасителя. Епископы, участники Собора, после богослужения вышли из алтаря в архиерейских мантиях и разместились посреди храма на особых скамьях. Остальные, а это большинство монахи, приходское духовенство и миряне, заняли места справа и слева от епископов.

Здесь собрались представители епархий, они прибыли в Москву со всех концов огромной страны, которая стремительно погружалась в хаос. До падения ни на что не годного, беспомощного Временного правительства оставалось немногим более двух месяцев.

Открыл Собор старейший иерарх Русской Церкви Киевский митрополит Владимир (Богоявленский). Это был человек громадного духовного опыта. Человек образованный, мудрый, настоящий архипастырь, подвижник, старец, святитель. В нём сочетались разные дарования, а это большая редкость. Роль митрополита Владимира в подготовке и работе Собора невозможно переоценить. Своим авторитетным словом он призывал всех членов Собора молиться об избавлении от разномыслия. Это наша застарелая русская болезнь: бесконечные пререкания и споры. Русская болтовня, говорильня. Разномыслие раздирало и, в конце концов, погубило историческую Россию. Но Собор, который не созывался двести лет, со времён Петра I, сумел преодолеть недостаток единомыслия. Собор сделает главное: он изберёт Патриарха, её Предстоятеля, Печальника, Водителя и отца.

Этот вопрос долго ожидал своего разрешения. Так или иначе, но упразднить Синод, созданный когда-то всё тем же Петром I, следовало давно. Соединение имперской и церковной власти себя давно изжило. Но Царь Николай II так и не решился освободить Церковь от своей опеки.

И вот началась смута. В октябре 1917 года, когда Собор фактически приступил к избранию Патриарха, Москва сделалась ареной жестокого братоубийственного противостояния. В центре первопрестольной столицы начались масштабные военные действия, самые настоящие бои с применением пулемётов и артиллерии.

Кульминация октябрьских событий в Москве обстрел древнего Кремля. События чудовищные! По приказу военно-революционного комитета тяжёлые орудия с Воробьёвых гор расстреливали национальные святыни. Основной, самый разрушительный удар будет нанесён в ночь на 3 ноября. Разрушение ради разрушения. И поругания. (Победа большевиков уже не вызывала сомнения, а юнкера, главная опора Белой гвардии, накануне покинули Кремль).

Ровно через два дня, 5/18 ноября, в Храме Христа Спасителя вновь собрались посланцы Православной России. Литургию служил Киевский митрополит Владимир. Во время богослужения на аналое перед Владимирской иконой Божией Матери находился ковчежец с тремя записками. На каждой было начертано имя кандидата в Патриархи. Это самые достойные, самые авторитетные и почитаемые церковные иерархи. Через несколько минут Церковь узнает Божию волю. К ковчегу подойдёт глубокий старец, иеросхимонах Алексий из Зосимовой пустыни. Он трижды перекрестится и не глядя вынет одну записку.

Митрополит Владимир прочтёт: «Митрополит Московский и Коломенский Тихон».

Очевидцы будут рассказывать, что «словно электрическая искра пробежала по молящимся». «Аксиос!» возгласил владыка Владимир. «Аксиос! Аксиос! Аксиос!» подхватил собор, полный духовенства и народа.

         ***

Поместный Собор попытается разобраться в вопросе о гонениях на Церковь. Собор создаст соответствующую комиссию и в апреле 1918 года заслушает её доклад. Это очень интересный исторический документ. В нём поставлен один «грозный и страшно трудный вопрос: а народ-то наш православный, верующий?.. Имеем ли право и теперь, после того, что произошло и происходит, верить и утверждать, что православный народ наш верит в Бога?».

По этому поводу на Соборе началась было бурная дискуссия, но, к счастью, её удалось свернуть. Соборный дух Церкви остудил страсти. И действительно, спорить было не о чем. Вопрос поставлен некорректно, ошибочно. Какой смысл говорить об идеальном православном народе? Нужно говорить о реальном. Говорить о том, что есть на самом деле. О реальной народной жизни, которая состоит из падений и восстаний.

Эти падения бывают глубокие, очень глубокие, глубочайшие ничего не поделаешь. Русский бунт, народное буйство не останавливается ни перед чем. 1917 год об этом красноречиво свидетельствует.

Но тогда как быть? И как относиться к падшим? Когда их не тысячи, а миллионы? Вопрос непростой. Можно, конечно, писать длинные послания и увещевать буйных. Только эти послания читать никто не будет. Что делать? И можно ли тут вообще что-то сделать? Оказывается, можно!

Старец всея Руси

20 ноября 1917 года в Троице-Сергиеву лавру приехал наречённый Патриарх Тихон. Звонили лаврские колокола, все троицкие монахи вышли навстречу. Два дня назад в Москве на Всероссийском Церковном Поместном Соборе митрополит Тихон был избран Патриархом.

Русская Церковь восстановила патриаршество в момент крушения православного государства и в разгар невиданной по размаху и разрушительной силе русской смуты. И в Петрограде, и в Москве власть уже захватили большевики.

Известие о своём избрании Тихон принял с ясным сознанием тяжести предстоящего подвига. «...Дарованием патриаршества даётся мне чувствовать, как много от меня требуется и как многого для сего мне недостаёт», будет говорить он в те дни.

В обители величайшего русского святого преподобного Сергия Радонежского наречённый Патриарх искал помощи. Он пришёл к тому, кто пятьсот лет назад своим подвигом спас нашу землю. В Троицком соборе святитель Тихон приложился к иконам Троицы и Божией Матери, затем, опустившись на колени, долго молился у раки с мощами преподобного Сергия.

Созидание России через обращение к вечности приблизительно так можно обозначить духовный завет троицкого игумена. Обращение к вечности, нравственное возрождение иного не дано. Только на этом пути в XX веке можно было найти ответ на вызов смуты и революции.

«Надо учиться жить при новых условиях, иначе придётся умирать», таково было глубокое убеждение Патриарха Тихона как Предстоятеля Церкви. «Учиться жить при новых условиях». Это означало в эпоху жесточайших большевистских гонений и богоборчества.

К власти пришли ярые враги религии, любой религии, но православной веры в первую очередь. И это легко объяснить и понять. Ведь Русский мир стоял и стоит на христианском фундаменте. Русскую душу, русское мирочувствие воспитала Русская Церковь в евангельском духе, в духе Христа. А большевиков воодушевляла богоборческая идея: построить новый мир и воспитать нового человека. И потому Русский мир и Русская Церковь должны быть разрушены. До основания. Если бы это можно было сделать за неделю, за один день, а лучше за одно мгновение, лидер большевиков Ленин пошёл бы на это без колебаний. И всех попов, всех монахов и епископов вместе с Патриархом Тихоном доблестная ЧК поставила бы к стенке.

Но Ленин-политик понимал, что сие невозможно. В противном случае легко остаться без власти. А раз так, то надо вести долгую, упорную и безжалостную войну. И не только в Москве, но в каждом русском городе и в каждой русской деревне.

Однажды Патриарха спросили, что доносится к нему из многочисленных русских епархий. Святитель после некоторого раздумья ответил: «Вопли».

Другого ответа не могло быть. К Патриарху нескончаемым потоком текли телеграммы, письма, свидетельства, а в них ограбления, аресты, кровавые расправы с духовенством. И, конечно, он скорбел, страдал и плакал. Его религиозное чувство и чувство родной земли подвергалось ужасным испытаниям. Но Первосвятитель не унывал и ничего не боялся. Ибо Господь... Спаситель мой, кого убоюся? (Пс. 26,1). Вот так он и жил тогда в первые годы своего патриаршества на Троицком подворье в Москве, на Самотёке. Конечно, молился, непрестанно молился... Очень много работал, встречался с людьми, временами гулял по примыкавшему к дому саду. И было в этой жизни нечто поистине удивительное и совершенно неотразимое. Это его облик, манера держаться, приветливость, доброта. И одновременно склонность к юмору. Это невероятно, ведь сколько он носил в себе всего печального, сколько горя… Но люди, приходившие к нему, никогда не видели Патриарха подавленным, угнетённым, мрачным. Многие посетители отмечали его поразительное детское незлобие. И называли его старцем. Старцем всея Руси. И народным молитвенником.

В этом, без сомнения, и кроется тайна его личности и его подвига. Теперь многое открылось: Святейший провёл церковный корабль через невиданные испытания, в том числе через несколько крупных антицерковных кампаний, развязанных большевиками. Первая кампания это вскрытие святых мощей, хранившихся в церквах и монастырях.

История омерзительная. Она лишний раз показывает, что все эти советские декреты и постановления пустая демагогия, филькина грамота. В самом деле. Если вы отделили Церковь от государства, зачем же вы посягаете на святыни? Пытаетесь что-то там разоблачать...

А ведь пытались, несмотря ни на что. Первое вскрытие было произведено в октябре 1918 года. Потом второе, третье. Весной 1919 года появились слухи о намечаемом вскрытии мощей преподобного Сергия. Патриарх Тихон направил Ленину письмо-обращение. В письме даны необходимые разъяснения и призыв остановиться. Нет, всё напрасно.

Ещё совсем недавно об этом невозможно было даже помыслить, это невозможно было вообразить... Чтобы сюда, в древний Троицкий собор Троице-Сергиевой лавры, пришёл кто-либо не ради молитвы, не ради благоговейного поклонения Преподобному, а ради поругания, безбожного эксперимента и унижения.

И тем не менее 11 апреля 1919 года произошло именно это. Здесь, в соборе, было произведено вскрытие мощей преподобного Сергия.

Судя по всему, власти действовали по заранее разработанному плану. Всё было тщательно подготовлено, причём тайно. Монахи и преподаватели духовной академии узнают обо всём в последнюю очередь, когда в лавре появятся вооружённые красноармейцы, когда они займут посты у ворот, у колокольни, у всех храмов и даже на стенах.

К 6 часам вечера ворота лавры будут закрыты, а все богомольцы выведены в город. В это время Троицкий собор постепенно наполняется посланцами различных советских учреждений, совдепов и большевистских комитетов. Это, так сказать, идейный и научный контроль. Но этого мало, в соборе устанавливают юпитеры для киносъёмки.

В роли главного распорядителя — председатель местного Сергиево-Посадского совдепа некто Ванханен. Нет, не еврей, а финн, если это кому-то интересно. Уроженец Петербурга, из ремесленников. Ну, с образованием здесь слабовато двухклассное училище, всего-навсего.

Однако с наместником лавры архимандритом Кронидом товарищ председатель держится уверенно и твёрдо. Услышав, что сам наместник от вскрытия мощей отказывается, задаёт начальственный вопрос мол, «чем мотивируете вы свой отказ?».

Отец Кронид с минуту молчал, а потом тяжело произнёс: «По нравственному чувству не могу... Страшусь...» Вскрывать мощи будет иеромонах Иона, благочинный лавры.

В 8 часов 20 минут вечера иеромонах подошёл к раке. Пал ниц, затем совершил перед гробницей три поясных поклона и поклонился отцу наместнику. Братия монахи, стоявшие на солее, запели величание святому. Но Ванханен грубо прервал их и велел поторопиться.

Началось снятие покровов, схимы и мантии... Потом осмотр; составление и чтение протокола. Щёлкают затворы фотоаппаратов, поднимается едкий дым от магниевых вспышек, всё время идёт киносъёмка (но вот что интересно, большая часть плёнки окажется бракованной).

В это время на площади перед закрытыми Святыми воротами лавры идёт служба преподобному Сергию. Народ, тысячи людей, вместе с духовенством молятся и поют акафист любимому Божиему угоднику. А теперь ещё и мученику. Именно так воспримет происходящее священник Павел Флоренский (и не он один) как своего рода новый подвиг Сергия, как его мученичество после смерти.

***

Героизм не может остановить братоубийственную Гражданскую войну, не может вывести страну из смуты. Потому что для этого недостаточно просто умереть. Нужно нечто большее. Неизмеримо большее. Нужно взойти на голгофу.

«Следуйте за Христом. Не изменяйте Ему. Не поддавайтесь искушению», — призывал Патриарх Тихон. И мы знаем, что это были не просто слова.

Вот почему Патриарх Тихон так и не благословил Белое движение. Отказался, совершенно сознательно и твёрдо, и не сделал этого ни во время побед, ни в пору поражений белых армий. Ему предлагали благословить тайно, понимая, с какой опасностью связан подобный шаг. К нему обращались верные люди... Им было нелегко понять и принять его позицию, его выбор. Выбор, сделанный на основе внутреннего, духовного зрения старцем всея Руси Патриархом Тихоном.

И действительно, он был не только Предстоятелем и «Великим господином», он был святым человеком. Это понимали многие. Патриарх с величайшим спокойствием и достоинством встретил гонения и гонителей. И, вопреки всему и вся, духовно покорял своей святостью. Его почитали и горячо любили тысячи людей, несмотря на издевательства и травлю в большевистской печати.

Народ неизменно приходил к Донскому монастырю, где Патриарх с мая 1922 года находился под домашним арестом. Один раз в день Святейшему разрешалось выйти на монастырскую стену для прогулки. Общаться с верующими ему было строжайше запрещено, и он молча со стены благословлял пришедших к нему. «Многие опускались на колени. Матери поднимали детей».

Вот так святой Патриарх предстоял своему народу. Здесь был именно народ, то есть люди самого разного звания и происхождения: крестьяне, священники, рабочие, кто-то из так называемых бывших и, между прочим, интеллигенция. Это одна из важнейших примет времени в годы гонений в Церковь возвращается часть интеллигенции.

 

Поделиться публикацией:

Статьи

Сибирские казаки отметили День Новосибирского казачества

15 сентября сибирские казаки Новосибирской области ежегодно празднуют важный памятный праздник для казаков нашего региона - День Новосибирского казачества. В 2020 году мы с вами отмечаем 30-летие созд... 

«Спешил творить добро»

В день Преображения Господня, 19 августа, исполнилось бы 60 лет клирику храма в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница» протоиерею Андрею Фёдорову. Предлагаем вашему вниманию некоторые... 

Колокола Каинского Спасского собора

История таинственна и парадоксальна. Мы часто помним события давно минувших дней, можем назвать великих римских полководцев или имена египетских фараонов, помним художников эпохи Возрождения и имена ф... 

Священнослужители, репрессированные на территории Новосибирской области

В дореволюционной России было около 100 000 монашествующих и более 110 000 человек белого духовенства. Гонениям подверглось подавляющее большинство священников и монахов, как служивших в церквах и мон... 

День Крещения Руси

Этот новый церковно-государственный праздник не случайно совпадает с днем памяти святого равноапостольного великого князя Владимира, скончавшегося 15 июля 1015 года (28 июля по новому стилю) 

Святая равноапостольная княгиня Ольга. Выбор богомудрой женщины – великое в малом

Святая равноапостольная Ольга стала духовной матерью русского народа, через нее началось его просвещение светом Христовой веры. Языческое имя Ольги соответствует мужскому Олег, что означает «свя... 

Святой хирург

В XX веке в России жил необыкновенный доктор. В юношеском возрасте он проявил большие способности к живописи, но художником не стал, полагая, что жизнь свою нужно посвятить служению людям 

В реставрационной мастерской Новосибирского художественного музея восстановили запрестольный крест XIX века

Запрестольный крест XIX века – один из наиболее ярких экспонатов Епархиального музея. Однако одно время состояние креста оставляло желать много лучшего. Требовалась реставрация, причем весьма се... 

1 июня – день памяти Сибирского Архипастыря митрополита Варфоломея

С назначением в июле 1943 г. архиепископа Варфоломея на Новосибирскую кафедру открылась новая страница в истории епархии 

Духовный облик императора Николая Второго

18 мая исполняется 152 года со Дня рождения императора Николая II 

все статьи




Фотоальбом
Фото из галереи «Митрополит Никодим встретился с мэром Новосибирска » перейти в фотогалерею
Система Orphus