Официальный сайт Новосибирской Митрополии Русской Православной Церкви
Создан по благословению Митрополита Новосибирского и Бердского ТИХОНА

Святитель Софроний: «Любовью согревайте мир человеческий»

Святитель Софроний: «Любовью согревайте мир человеческий» Источник газета «Честное слово»

Среди сибирских святых значится немало епископов. Во многом именно их трудами устанавливалась православная вера в Сибири. Именно они показывали пример стойкости и верности в периоды гонений на Русскую Православную Церковь. 

Без епископа жизнь в Церкви как бы замедляется. Только он имеет право рукополагать в священники, диаконы. Через епископа осуществляется апостольское преемство — то есть прямое принятие священства от того, кто сам получил полноту власти в Церкви от апостолов — через последовательный и непрерывный ряд их преемников. Архиепископы, митрополиты, патриархи — все они прежде всего архиереи и равны между собой по епископскому сану. Масштаб их трудов так велик, что порою кажется неподъемным. И, как говорил Патриарх Кирилл, только молитвенная поддержка многих тысяч верующих помогает епископу достойно нести свой крест. Имя епископа возносится за богослужением во всех храмах его епархии. Присоединяясь к такой молитве, всякий верующий помогает епископу в его служении.

Одним из самых почитаемых епископов в Сибири был святитель Софроний

Когда будешь епископом…

Святитель Софроний, епископ Иркутский и всея Сибири чудо-творец, известный под фамилией Кристалевский, родился в 1703 году в Малороссии, в Черниговском полку — военно-административной единице Войска Запорожского. В святом крещении получил имя Стефан. У него было два брата и сестра Пелагея. Имя одного брата — Павел, имя другого, старшего, неизвестно, но есть сведения, что он был впоследствии наместником Золотоношского Красногорского Преображенского (позднее переименован в Покровский) монастыря.

Детские годы Стефана проходили в местечке Березань Переяславского уезда Полтавской губернии, где поселилась семья после увольнения отца со службы. Стефан поступил в Киевскую духовную академию, где в то время обучались два других будущих святителя — Иоасаф, епископ Белгородский, и Павел, митрополит Тобольский.

Получив духовное образование, Стефан поступил в Золотоношский Красногорский монастырь, где уже подвизался его старший брат. 23 апреля 1730 года он принял постриг с именем Софроний, в честь святителя Софрония, Патриарха Иерусалимского.

В ночь после пострижения в монашество инок Софроний услышал в Покровском храме голос: «Когда будешь епископом, построй храм во имя Всех святых». Этот голос предуказал его будущее служение. Через два года, в 1732 году, Софрония вызвали в Киев, где в Софийском соборе рукоположили в сан иеродиакона, а потом — иеромонаха. О последующем периоде жизни святителя Софрония в его формуляре говорится: «После посвящения в Золотоношском монастыре казначеем был два года, а потом взят по указу Переяславской епархии Преосвященного Арсения (Берлова) в дом его архиерейский, в котором был экономом восемь лет по взятии в Александро-Нев-ский монастырь».

Эти данные свидетельствуют о связи святителя с родной ему Золотоношской обителью. Проходя послушание у правящего архиерея в Переяславе, он часто уединялся в своем монастыре, проводя дни в безмолвном созерцании и труде, показывая пример иноческого делания братии.

Во время пребывания по архиерейским делам в Святейшем Синоде Софроний обратил на себя особое внимание церковного начальства. И когда возникла необходимость пополнить братство Александро-Невского монастыря в Санкт-Петербурге, то в числе 29 иноков, вызванных из разных монастырей России, в январе 1742 года был вызван и будущий святитель. Год спустя его назначили казначеем монастыря, а в 1746 году он был утвержден в должности наместника обители, которую исполнял более семи лет.

В помощь себе он вызвал земляка, уроженца города Прилуки, иеромонаха Синесия (Иванова) и поставил его строителем Ново-Сергиевой пустыни, приписанной к Александро-Невскому монастырю. С этого времени дружба двух подвижников — иеромонаха Софрония и иеромонаха Синесия — все более крепла, они были неразлучны вплоть до кончины на сибирской земле.

В эти годы святитель Софроний много трудов положил на благоустройство обители и улучшение преподавания в находившейся при ней семинарии. Совместно с архиепископом Феодосием он заботился о должном укомплектовании монастырской библиотеки. При нем была построена двухэтажная церковь: верхняя, во имя святого Феодора Ярославича, старшего брата святого Александра Невского, и нижняя, во имя святого Иоанна Златоуста. В 1750 году будущий святитель участвовал в переложении святых мощей благоверного князя Александра Невского в новый серебряный ковчежец.

Известно, что в эти годы императрицей Елизаветой Петровной и государственными мужами в монастырь делались большие вклады. Императрица Елизавета в знак своей монаршей любви и уважения к отцу Софронию собственноручно вышила для него епитрахиль, пояс и поручи (шитые по серебряной парче и красному бархату цветными шелками, серебром и золотом).

Охранял женщин от несправедливого к ним отношения

В 1747 году скончался иркутский епископ Иннокентий (Нерунович). Шесть лет самая большая по территории Иркутская епархия оставалась без духовного окормления. Наконец, императрица Елизавета Петровна указом от 23 февраля 1753 года рекомендовала Святейшему Синоду благочестивого наместника Александро-Нев-ского монастыря Софрония как «лицо, не только достойное епископского сана, но и вполне могущее оправдать желание и надежды государыни и Синода — подъять бремя епископского служения на далекой окраине и удовлетворить нужды паствы в суровой стране, среди дикой природы и произвола людского».

В апреле 1753 года в Успенском соборе Московского Кремля иеромонах Софроний был посвящен во епископа Иркутского и Нерчинского. Предвидя трудное служение в отдаленном сибирском крае, новопоставленный епископ не отправился сразу в Иркутскую епархию, но начал подбирать образованных и духовно опытных сотрудников. Он посетил свою первую Красногорскую обитель. Был и у святынь Киева, где испрашивал благословение на служение у Киево-Печерских угодников. Неизменным спутником святителя по-прежнему был иеромонах Синесий, разделявший жизненные трудности друга.

В Москве большие услуги святителю оказал архиепископ Московский и Севский Платон (Малиновский), который участвовал в рукоположении иеромонаха Софрония. Он преподал ему отеческие наставления на предстоящий подвиг, так как был хорошо знаком с особенностями сибирского духовного быта, предупредил о своеволии местных властей и советовал подобрать надежных помощников.

20 марта 1754 года епископ Софроний прибыл в Иркутск. Вначале он заехал в Вознесенский монастырь — место жительства своих предшественников, где молился на могиле первого иркутского епископа Иннокентия (Кульчицкого), испрашивая у него благословения.

Ознакомившись с положением дел в долго вдовствовавшей епархии, святитель приступил к преобразованиям в духовной консистории, монастырях и приходах. Он обратился в Святейший Синод с просьбой прислать достойных людей для священнослужения, но ходатайство осталось безответным. Стало ясно, что церковный причт необходимо готовить на месте. В сентябре 1754 года святитель издал указ, в котором отмечалась озабоченность обучением и воспитанием детей духовенства. Духовенству вменялось в обязанность обучение своих детей Часослову, Псалтири, пению и букварю, причем учение «должно было идти со всяким прилежанием и рачением, дабы дети могли пономарскую и дьячковскую обязанность исполнять». Владыка перевел из Вознесенского монастыря в архиерейский дом школу, после чего потребовал от благочинных прислать всех малограмотных клириков и их детей для воспитания и обучения. Владыка стал первым их учителем; преподавал церковнославянский и русский языки. Уже через год в школе обучались также латинскому языку и риторике. Школьная программа была приближена к программе духовных семинарий.

Из первых распоряжений епископа Софрония видно, что ему пришлось применять и поучительные, и понудительные меры к духовенству епархии. Со всей строгостью он повел борьбу с лихоимством, пьянством и другими пороками. Пьющим клирикам Владыка служить запретил. Им были также приложены все усилия для того, чтобы избавить священно-

служителей от унизительной нищеты, в которой они находились, и от телесных наказаний, которым они до сих пор подвергались. В результате его ходатайств императрицей Елизаветой был издан указ, по которому духовенство было избавлено от телесных наказаний, замененных умеренными епитимиями или штрафами в пользу богоугодных заведений. Тем же указом иркутское духовенство наделялось землей, что избавило многих от нищеты.

Ко времени приезда епископа Софрония иркутские обители уже имели почти столетнюю историю. Основатели этих монастырей были исполнены горячим желанием иноческого, подвижнического жития. Понимая это, проницательный святитель назначал в них настоятелями людей благочестивых, мудрых, деятельных, с большим жизненным и духовным опытом. В 1754 году Преосвященный Софроний возвел своего друга и сподвижника иеромонаха Синесия в архимандрита Вознесенского монастыря. Этот достопамятный настоятель послужил монастырю 33 года до своей кончины.

Внимательно изучая людей и обстановку в епархии, в проповедях и личных беседах святитель неустанно побуждал всех к более высоким нравственным идеалам. Особое внимание он уделял благоговейному и правильному совершению богослужения и таинств священнослужителями, а также следил за нравственной чистотой мирян, заботился о положении женщин в семье, охранял их от несправедливого отношения. Святитель старался повсеместно водворить уставное богослужение, для чего вызывал к себе священников, диаконов, дьячков и пономарей, которые во время архиерейского богослужения участвовали в хоре и иподиаконствовали.

Объезжая епархию, святитель заметил, что не везде уделяется должное внимание церковному благовесту и каждению, и указами восстановил правильное каждение и благовест.

Епископ среди язычников

Призванный на апостольское служение в этом крае, святитель Софроний сознавал, что, кроме просвещения христиан, ему придется приводить к вере идолопоклонников, которых в Сибири было очень много.

Приводить язычников к Христовой Церкви было трудно, так как порой даже в храмах некому было служить, а заниматься миссионерской деятельностью и подавно. Зная, как архиерейское богослужение благотворно действует на инородцев, святитель не только сам служил благоговейно, но этого же требовал и от всех клириков.

Святитель вел обширную миссионерскую деятельность. Восстанавливая кафедру, он составил и разослал по епархии увещательное послание, предписав благочинным:

«Призывать всем священникам идоляторов (идолопоклонников) к познанию Истиннаго Бога: принявших святое крещение учить вере и правым догматам как возможно кратко, применяясь к деяниям апостольским; желающих крестили бы, начальнейших людей учили бы грамоте и показывали, что есть закон христианский…

Принявших крещение увещевать, чтобы к шаманам не ходили, учения их не слушали, идолов не имели и не кланялись им.

Повседневно продолжительных молений не полагали бы, только бы по четвертой заповеди в праздники собирались, а повседневно — по утру и, ложась спать, краткими молитвами молились; и молитвы те, аще возможно, перевесть на их язык.

Посты с различением брашен не налагались бы, но учили бы, что объядение и пьянство — великий грех есть.

Увещали бы, что на всякий год в определенное время, при воздержании от плотоугождения и при искренней исповеди, причащались Пречистых Таин, и чтобы они к таковому великому Таинству имели желание, с верою и надеждою оставления своих грехов.

Больных, а наипаче в нечаянии живота (в бесчувствии), увещевали бы и причащением сподобляли, хотя и без алкания.

О делах милосердия учили бы, чтоб всяк от имения своего подавал всякому брату неимущему.

Смотрели бы, чтобы новокрещеные не держались шаманства, волшебства, чародейства и колдовства и прочаго суеверия.

Проведывали бы, не имеют ли новокрещеные двух жен, и кто имеет таковых, разлучали бы и велели жить с единою женою, с которою пожелает, повенчав их и наказав жить воздержанно и целомудренно.

О препятствующих проповеди среди идоляторов доносить кому следует.

Не желающим святого крещения после обращения и увещевания принуждения не чинить и никаких угроз не делать, понеже христианской проповеди надлежит любовь со смирением, кротостию и тихостию, понеже сердце человеческое насильствуемо быть не может».

Святитель посещал язычников, населявших Иркутск, Якутск, Камчатку, Забайкалье, посылал к ним миссионеров, которым давал подробные инструкции, собственноручно написанные. Мягкое и сердечное послание святителя Софрония оживило состояние миссии. Но положение новокрещеных было тяжелым. Сородичи смотрели на них как на отщепенцев. Поэтому многие из обращенных ко Христу уходили из своих семей и поступали в услужение к русским или жили у восприемников. Но были случаи, когда непривычные условия новой жизни и тоска заставляли их убегать в родные улусы. Появились следственные дела «о оказавшихся из новокрещеных в свои улусы побегах». Меры, принимавшиеся духовенством к охранению новокрещеных от языческого влияния, были не всегда эффективны. И использовать здесь силу святитель воспрещал. Так, им было отказано в посылке на Байкал отряда казаков «для сыску беглых новокрещеных, дабы казаки не могли братским обид и разорения произвести».

Владыка Софроний заботился об устройстве быта местного населения и способствовал развитию в нем оседлости, предлагал для поселения монастырские земли и всячески старался изолировать от влияния язычества. Так, святитель устроил за собственный счет и подарил новокрещеным бурятам усадьбу с мельницей, покосами, пашнями и полным хозяйством на реке Китое. Позднее там возникло село Архиерейское, где свято чтилось имя святителя.

К епископу Софронию постоянно приходили и приезжали из далеких мест за благословением многочисленные посетители.

Любовью согревайте мир человеческий

Владыка Софроний много усилий положил на строительство храмов. По его инициативе и при участии в Иркутске были заложены Тихвинская церковь, домовая церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы, новая церковь над вратами Богоявленского собора и т. д. За 17 лет служения епископа Софрония число храмов в Сибири возросло больше чем в три раза.

Владыка много путешествовал по епархии: совершил поездки в Якутск, в Забайкалье. Целые месяцы, не жалея себя, проводил в пути, часто передвигаясь по сибирским дебрям верхом на лошади. Повсюду видел изъяны, с которыми старался бороться: пьянство, разбой, маловерие, отступничество или язычество, безграмотность и отсутствие каких бы то ни было школ.

Владыка отдавал много сил воспитательной и просветительной деятельности: сам служил на приходах, произносил проповеди, призывая к борьбе с пороками и исполнению христианских заповедей. Следил за нравственной чистотой паствы. «Делами проповеди и светильником любви согревайте мир человеческий, ибо только от любви любовь воспламеняется и собою всякую ревность по Бозе приводит», — так наставлял иркутское духовенство и миссионеров святитель Софроний, так жил сам.

Щедрость его не знала границ. Всего себя отдавал он делу благотворения — не съедал куска, не поделившись с кем-либо. Его жилище и весь Вознесенский монастырь были переполнены больными, бездомными, сиротами. И подлинно, от такой любви воспламенялись сердца: не он искал людей, нуждающихся в православном просвещении, а сами они, без различия племен и веры, шли к нему тысячами и отдавали свои души и сердца, умножая собою стадо Христово.

Но среди многих забот святитель не забывал о своей внутренней, духовной жизни и вечности и вел подвижническую жизнь. Об этом сохранилось свидетельство келейника святителя Софрония, который сообщал, что он «пищу употреблял самую простую и в малом количестве, служил весьма часто, большую часть ночи проводил в молитве, спал на полу, овечий мех, оленья или медвежья кожа и малая простая подушка — вот и вся постель для непродолжительного сна».

Его подвижнический дух соответствовал общему подъему христианского духа в России, наступившего вследствие прославления святителей Димитрия Ростовского, Феодосия Черниговского и особенно по обретении нетленных мощей его предшественника — святителя Иннокентия Иркутского. Последнее событие придало Владыке Софронию большие силы и вселило надежду на помощь святителя Иннокентия в его делах по устройству епархии.

До конца своих дней святитель Софроний сохранял любовь к Красногорской Золотоношской обители, которая взлелеяла его в дни юности. Он постоянно способствовал поддержанию в ней благолепия, посылая для этого необходимые средства.

Чувствуя ухудшение здоровья, святитель Софроний подал прошение в Синод об увольнении на покой. Но с ответом из Петербурга медлили, потому что было трудно сразу подобрать достойного преемника.

Последние дни жизни святитель Софроний провел в молитвенном подвиге. Он скончался в Иркутске 30 марта 1771 года, на второй день Пасхи. Погребение епископа Софрония было совершено не сразу — шесть месяцев и 10 дней его тело находилось в Казанском приделе иркутского Богоявленского собора. И только

8 октября 1771 года состоялось его погребение. Все это время тело не подавало признаков тления, что стало началом почитания владыки Софрония как святого. Позднее к этому добавились и сообщения о чудесах по молитвам к нему.

Огонь спас мощи от поругания

В 1874 году останки святителя Софрония были освидетельствованы и признаны нетленными. Росту почитания святителя способствовали результаты последующих неоднократных освидетельствований его святых мощей, имевших место: в 1833 году при вскрытии пола в Казанском приделе, в 1854 году при переделке соборного пола, в 1870 году особой комиссией во время капитального ремонта и в 1887 году. С 1870 года у гробницы святителя по четвергам совершалось богослужение, образ его чтился как святыня.

В 1909 году были вновь открыты нетленные мощи святителя — от них исходило благоухание. Слава о святом Софронии распространялась все шире и приумножалась за счет чудесных знамений от его мощей. Перед Святейшим Синодом было возбуждено ходатайство о причислении его к лику святых и открытии его святых мощей для поклонения. Синод учредил особую комиссию под председательством архиепископа Серафима для тщательного расследования чудесных знамений. Этой комиссией было исследовано 65 чудес, происшедших по молитвам к святителю Софронию. Комиссия представила отчет.

Тем временем 8 марта 1909 года особой комиссией в составе архиепископа Иркутского Тихона, епископа Киренского Иоанна, ректора Иркутской семинарии архимандрита Евгения, миссионера-проповедника протоиерея Иоанна Восторгова, командированного Синодом, и членов местного кафедрального собора было произведено официальное освидетельствование останков святителя. Обнаружилось следующее: через 138 лет, несмотря на близость к воде (рядом протекает река Ангара), несмотря на постоянную сырость в пещере и под полами собора, особенно в летнее время, гроб, одеяние и тело святителя Софрония сохранились нетленными. Во время досмотра, продолжавшегося около двух часов, некоторыми из присутствующих ощущалось благоухание от мощей святителя.

19 июня того же года состоялось второе официальное освидетельствование мощей. Вновь все было найдено в том же виде и состоянии, что и при прежнем осмотре. В 1910 году проходил Иркутский миссионерский съезд, который своим постановлением выразил намерение ходатайствовать о прославлении святителя перед Синодом. 19 марта 1911 года иркутский архиепископ Тихон обратился в Синод со своим личным ходатайством. В 1914 году архиепископ Иркутский Серафим (Мещеряков) сделал Синоду подробный доклад о житии и чудесах, исходящих от нетленных мощей святителя Софрония. То же стремление выразило пастырское собрание духовенства Иркутска. Городская дума и Городская управа в своем представлении губернатору также просили поддержать ходатайство. Пожелание скорейшего прославления было выражено 48-м епархиальным съездом духовенства Иркутской епархии.

18 апреля 1917 года в иркутском Богоявленском соборе случился пожар, уничтоживший гробницу и нетленные мощи святителя Софрония. Знаменательно, что это событие совпало с днем хиротонии святителя, бывшем в 1753 году, а также с новым праздником будущей безбожной власти — Первомаем, в то время уже достаточно широко празднуемым. Однако горе утраты мощей не только не умалило почитание святого, но еще более усилило его. Верующие чада Церкви объединились в союз православных христиан, имеющий целью ограждать неприкосновенность святынь православия, защищать их от поругания врагами Церкви. Особая комиссия из духовных лиц, мирян, представителей судебной власти, экспертов-медиков и одного химика освидетельствовала прах святителя, сохранившийся после пожара, и благоговейно сложила останки в специальный ковчежец.

Сразу после пожара во много раз выросло число его почитателей, увеличилось количество панихид, уже перед ковчежцем. По рукам богомольцев и раньше ходили подписные листы с требованием скорейшего прославления угодника Божия, теперь их количество значительно увеличилось. Выросло число заявлений о новых чудесах и знамениях, совершившихся по молитвенному предстательству святителя, причем многие из тех, кто пережил подобное чудесное явление, свидетельствовали об этом на Иркутском епархиальном съезде перед всеми собравшимися. В адрес съезда поступили обращения из других епархий с поддержкой стремления иркутян к прославлению святителя Софрония.

Иркутский епархиальный съезд постановил возбудить ходатайство через иркутского архиепископа Иоанна (Смирнова) и избранных представителей от епархии об ускорении дела о канонизации. Это ходатайство перед Святейшим Синодом было возбуждено и передано в совет Священного Собора Православной Российской Церкви, начавшего работу в августе 1917 года. Собору были представлены все обращения и заявления с описанием чудес, проверенных специальной комиссией, листы с подписями свыше 18 тысяч человек, отзывы участников Собора, врачей Клевезаля и Волобуева о некоторых наиболее ярких случаях чудесных исцелений по молитвам святителя на основании свидетельств, данных под присягой.

Поместный Собор в апреле 1918 года постановил совершить прославление святителя Софрония. Первой под Определением Собора стояла подпись: «Смиренный Тихон, Патриарх Московский и всея России». Торжество причисления иркутского епископа Софрония к лику святых было совершено 30 июня того же года, несмотря на разгоравшуюся Гражданскую войну. На второй сессии Собора под председательством Патриарха была утверждена служба святителю Софронию, составленная управлявшим Иркутской епархией архиепископом Иоанном.

30 июня (13 июля по н. ст.) 2018 года исполнилось 100 лет со дня прославления святителя Софрония, епископа Иркутского и всея Сибири чудотворца. Свет, который просветился в добрых делах святителя Софрония, продолжает доныне свидетельствовать о славе Отца Небесного, «милостивно укрепляющего святыя Своя». И теперь не только в Сибири, на месте последних подвигов святителя Софрония, но и на месте его первых подвигов благоговейно хранится о нем святая память.


Система Orphus